Распечатать

Санинструктор Зоя

В деревне Мисково Костромской области 30 ноября 1924 года в семье потомственных крестьян Печуриных родилась вторая дочь. Имя родители долго выбирали и вряд ли подозревали, что имя, на котором остановились – Зоя, в переводе с греческого означает жизнь.

Отец работал скотником, мать – полеводом. Может, поэтому первые устойчивые воспоминания маленькой Зои связаны с землей, свежевспаханной, бесчисленными бороздами до горизонта расстилающейся. Росла в труде, рано выучившись труду крестьянскому. Семилетку здесь же, в деревне Мисково, перед войной закончила. Поступила в костромское училище текстильщиков при фабрике Заварыкина. Стоять бы Зое за ткацкими станками, сквозь челночные ряды которых беспрерывно течет нитяная гладь, да война все перепутала.

Долго Зоя обивала порог военкомата Костромы, пока военком, наконец, принял ее заявление о добровольной отправке на фронт: повестку Зоя получила, когда ей исполнилось 18 лет, в феврале 1942 года.

Есть много противоестественного в том, что восемнадцатилетние девушки не лёгонькие платьица и туфельки надевали, а шинели не по росту и сапоги не по размеру. Учились строевому шагу, стрельбе и умению оказать первую медицинскую помощь.

Зоя в составе персонала фронтового госпиталя попала на Курско-Орловскую дугу. Госпиталь на колесах, вереница машин на марше. Палатки, либо редко уцелевшие после боя здания в только что отбитых у врага населенных пунктах. Легко раненных поднимали на ноги сами, тяжелых оперировали и отправляли в тыл. Бои беспрерывные, приходилось не спать по несколько суток кряду. Фронт начал стремительно продвигаться вперед. Позади – значительная часть территории Украины, освобожденный Киев.

Здесь в госпиталь приехали представители артиллерийского гаубичного полка 274 стрелковой дивизии. После тяжелых боев артиллеристы остались без бойцов сандружины. Зоя, едва ли не из первых узнала, что нужны сандружинницы в действующую на передовой дивизию. Она и ворвалась к начальнику госпиталя одной из первых.

– Отпустите, не то сама сбегу.

Военная дисциплина не признавала таких формулировок, и Зоя сама это знала, тем более, что прослыла в госпитале исполнительной и дисциплинированной, но уж больно велико было у девушки желание попасть на самую что ни есть передовую.

Через какой-то час Зоя, захватив нехитрые фронтовые пожитки, уже сидела в кузове грузового автомобиля, набирающего скорость в противоположную сторону. Полк гаубичных орудий в составе стрелковой дивизии двигался по территории Белоруссии.

Санинструктор батареи, комсорг батареи, единственная девушка из 40 комсомольских секретарей в дивизии. Детские кудряшки из-под пилотки, сумка с красным крестом через плечо, наполненная медпакетами. Зоя перевязывала и оттаскивала раненных во время боя, проводила комсомольские собрания, политзанятия и прием в комсомол в периоды затишья. Позади Брест.

Варшава, после тяжелых боев на подступах к городу, многострадальная и освобожденная советскими войсками, встречала победителей цветами, слезами радости, дружескими объятиями. Людской водоворот увлекал Зою на улицах польской столицы, ликование варшавян било ключом, рук давно не хватало для букетов цветов, их бросали советским солдатам. Где варшавяне, в разоренном фашистами городе, достали столько цветов? Сплошное цветочное море. Санинструктор Печурина была награждена медалью «За взятие Варшавы».

Форсирование Одера на участке фронта, где находился 814 артиллерийский полк, началось на рассвете. Ночью саперы навели понтонный мост, а утром дальнобойная артиллерия начала сокрушительную артподготовку. Огненные росчерки на предрассветном небе снарядов «Катюш», затем на бреющем полете пошли на штурм бронированные «ИЛы». Все это позволило быстро форсировать Одер и закрепиться на вражеском берегу, отражая бесчисленные атаки фашистов, а потом перейти в наступление.

Медалью «За боевые заслуги» награждаются за личное мужество и отвагу в боях с врагами. В небольшом населенном немецком пункте, санинструктор Зоя Печурина спасла более пятнадцати бойцов, организовав в подвале дома временный медсанбат, заменив одна обслуживающий персонал. Оказав каждому помощь, перевязав раны, бросилась на улицу, где бой шел в разгаре. С чердаков домов фашисты обстреливали танки фаустпатронами. Под огнем Зоя бросилась к горящему танку и обожженному экипажу выбраться из подбитой машины. «Наша бесстрашная Зоя!» – говорили бойцы батареи о своем комсорге.

Еще одна награда ожидала инструктора Печурину: медаль «За взятие Берлина», по улицам которого от дома к дому, сквозь пламя и орудийный грохот, прошла со своими боевыми товарищами Зоя. В декабре 1946 года ей вручена медаль «За победу над Германией».

С 1949 года Зоя Павловна на Сахалине. Работала в прокуратуре района, затем 10 лет – секретарем суда. С 1966 года – инспектор отдела кадров Шахтерского торга. Перешагнула пенсионный возраст, но работу не оставила. Выросли дочери. Большими удивленными глазами смотрит на мир младшая внучка – Аленка. Жизнь продолжается. (По материалам статьи Н. Иваровской, «Ленинское слово», г. Углегорск, Сахалинская область, 1980-е годы.)

Фотоматериалы